Философия XX века - Исторические образы

^ Философия XX века

XX век - это век революций, в процессе которых, говоря словами поэта, «мир изменяли, Бастилии опять штурмуя». И самой конструктивной по собственной модифицирующей силе была социалистическая революция в Рф; это две мировые войны Философия XX века - Исторические образы, распад колониальной системы, а прямо за этим, а поточнее – параллельное формирование и неоколониализма, появление и рост социалистической системы, её серьезный, самый серьёзный вызов и противоборство капитализму, а на самом Философия XX века - Исторические образы финале столетия настолько же серьёзное поражение социалистической идеи на родине её первой материализации, воплощения в реальность, которое вызвало более конкретный геополитический сдвиг, чем и само её появление; это величавые заслуги в науке и технике Философия XX века - Исторические образы, вылившиеся посреди 20 века в уникальное историческое явление – научно-техническую революцию, эмблемой которой стала ЭВМ и порождаемые ею глубочайшие, а тотчас и конструктивные конфигурации реальности как людской, так и природной, это прорыв Философия XX века - Исторические образы человека в Космос, насыщенное его исследование, а к концу столетия все более ясные перспективы и его милитаризации; бурную и драматическую историю ХХ века полностью уместно рассматривать как борьбу за реализацию давнешней философской идеи (а Философия XX века - Исторические образы еще больше давнешней религиозно-поэтической мечты) о всеединстве рода человеческого, о том вожделенном будущем, «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся». Коммунистический экспансионизм и мессианизм, бравший на себя цель освобождения Философия XX века - Исторические образы всего населения земли от всех форм несправедливости, общественного отчуждения и угнетения сразу после падения коммунистического великана, противостоявшего великану капиталистическому, сменился либеральной глобализацией с совсем открыто демонстрируемой физиономией ускоренной американизации всего и вся Философия XX века - Исторические образы на нашей малеханькой планетке, прям таки лихорадочной реализацией либерального мондиалистского проекта одного мира, призванного закрепить и обеспечить господство американизированного «европейского человечества» на планетке, подвести под счастливый «золотой миллиард», все другие млрд Философия XX века - Исторические образы людского рода. Но в базе данного проекта не мощнейший подъем духовной и социальной синергии, а технологический прорыв и соответственное лидерство либерального Запада и базирующаяся на их грубая военная сила, усиленно сдабриваемая, правда, цветистой Философия XX века - Исторические образы и напыщенной либеральной риторикой о «вечных либеральных общечеловеческих ценностях», единых демократических нормах, свободе и правах человека. Стремительно и просто фиксируемое, чувственно видимое разрушение и деградация природной среды идет рука об руку Философия XX века - Исторические образы с еще больше насыщенным, но чувственно не приятным разрушением, необратимым вытаптыванием тысячелетиями складывавшегося, броского и радостного в собственном расцветающем многообразии ландшафта мировой культуры. И это - самый ужасный результат ХХ века, поставившего Философия XX века - Исторические образы мировую культуру на грань духовного коллапса.

Естественно, эти новые реалии находили и находят свою концептуализацию и философское осмысление как в новых, появившихся уже в XX веке направлениях и течениях философской мысли, так и в тех Философия XX века - Исторические образы направлениях, начало и исток которых ещё в XIX веке.

Образ философской мысли XX века можно обрисовать последующими основными чертами:

Плюрализм, множественность философских направлений, течений и школ как выражение чрезвычайного усложнения, расширения Философия XX века - Исторические образы и углубления публичной практики и научно-теоретического освоения действительности, форм взаимодействия человека с природой и обществом, саморефлексии, самосознания общества и человека.

Философия ХХ века продолжила намеченные еще в европейской мысли XIX Философия XX века - Исторические образы века поиски новейшей рациональности. При всем этом большая проницательность была проявлена в данном отношении основателем феноменологии Эдмундом Гуссерлем (1859 - 1938), который, ни на минутку не прекращая борьбы за «философию как строгую науку», с полным Философия XX века - Исторические образы на то основанием отвел последующими приметными словами упреки в собственный адресок Льва Шестова, всю жизнь посвятившего развенчанию науки и, по его убеждению, полной несостоятельности научного разума: «то, что Вы делаете, я Философия XX века - Исторические образы называю так же наукой».

Деэссенциализм, практически повсеместный отказ от поиска сущностных основ вещей и явлений – тоже принципиальная особенность философии ХХ, а сейчас уже и XXI века. Гуссерлевский тезис «сколько явления, столько и бытия» довольно Философия XX века - Исторические образы отлично передает сущность этого принципа.

Философия ХХ века открыла также и активно осваивает собственный «микромир» - пестрый, текучий, нескончаемо различный, лично окрашенный, соотносительный установкам, сознанию и действиям людей и их сообществ мир обыденности.

Принципиальная Философия XX века - Исторические образы черта европейской философии этого периода – смещение исследовательского энтузиазма на аксиологически-праксеологическую проблематику, сначала, проблематику общественного деяния и культуры как универсума его объективаций.

Конкретный гносеологический сдвиг как одна из самых существенных Философия XX века - Исторические образы особенностей философии XX века более много выражен и более поочередно реализуется сначала гуссерлевской феноменологией. Обычная, догуссерлевская гносеология концентрировала своё внимание на «первичном» зании, изучила начальный опыт субъект-объектного взаимодействия и формирования Философия XX века - Исторические образы в процессе и в итоге этого взаимодействия соответственного познавательного вида, представления, познания об изучаемом объекте. Феноменология же начинает изучить гносеологическую ситуацию как раз там, где обычная гносеология, удовлетворённая приобретенным результатом, со размеренной душой ставит Философия XX века - Исторические образы последнюю, окончательную точку. Там, где обычная гносеология лицезрела уже исчерпание познавательной проблематики, феноменология фиксирует туго завязанный проблемный узел. Гносеологический субъект феноменологии – не рассеянный новичок, а, можно сказать, уже «профессионал» в данной Философия XX века - Исторические образы предметной области, она им уже отлично обжита, освоена, стала неотъемлемой составляющей его собственного «жизненного мира».

Панорама философской мысли ХХ века включает много направлений: диалектический материализм, неомарксизм, философия жизни, неопозитивизм, экзистенциализм, философия Философия XX века - Исторические образы науки и техники, философская антропология, психоанализ, структурализм, персонализм, герменевтика, критичный рационализм, научный материализм, постмодернизм, феноменология, прагматизм, неореализм, неотомизм и др. Более влиятельными и, соответственно, более репрезентативными на Западе стали неопозитивизм и экзистенциализм.

3-я фаза Философия XX века - Исторические образы в развитии позитивизма – неопозитивизм – пришлась уже на первую половину ХХ в. В неопозитивизме, ставшем важным и влиятельнейшим направлением европейской философии прошедшего века (главные представители: Бертран Рассел (1872-1970), Людвиг Витгенштейн (1889 - 1951), Рудольф Карнап Философия XX века - Исторические образы (1892 - 1970)), задачки философии по отношению ее к науке сводятся к дилеммам анализа и исследования языка, поначалу языка самой науки (период «логического позитивизма», «логического атомизма», «логического эмпиризма»), а позже – живого естественного языка обыденности (шаг аналитической Философия XX века - Исторические образы, лингвистической философии). В рамках первого шага была поставлена задачка очистить язык науки от всех ненаучных и псевдонаучных, «метафизических» выражений, что и должно было быть единственной функцией и главным делом философии. Прототипом же логической строгости Философия XX века - Исторические образы научного языка для неопозитивистов стал язык математической логики, в каком каждому термину соответствует одно и только одно значение. Неопозитивистская программка реформирования, коренного преобразования научного языка включала в себя два неотклонимых Философия XX века - Исторические образы принципа – редукционизм и верификацию. То либо другое выражение признавалось удовлетворяющим требованиям научности, если оно допускало сведение, редукцию его к обычным, так именуемым «протокольным», «атомарным» высказываниям, которые уже можно было проверить, верифицировать обычным соотнесением с Философия XX века - Исторические образы показаниями органов эмоций познающего субъекта. Всесторонняя критика данной программки достаточно скоро выявила ее невыполнимость и несостоятельность по существу собственному. Ведь если практически следовать ей, то из науки пришлось бы исключить все самое Философия XX века - Исторические образы ценное в ней, а конкретно – научные законы, формулировки которых представляют всеобщие выражения, не сводимые к эмпирически верифицируемым обычным, «атомарным» высказываниям. В итоге философия была переориентирована на исследование естественных языков. А в их Философия XX века - Исторические образы отсутствует жесткая однозначность слов и определений. Тут «значение слова – это его употребление в языке», оно определяется контекстом его использования, «языковой игрой». При всем этом «нет общего основания для потребления 1-го и такого Философия XX века - Исторические образы же слова, просто слова роднятся одно с другим обилием разных способов», - гласит поздний Витгенштейн, создатель концепции «языковых игр». Язык в данном случае понимается как определенная деятельность, коммуникативная система, в самом процессе Философия XX века - Исторические образы функционирования которой формируются и создаются значения слов и выражений. Задачка же философии сводится к прояснению языковых выражений и устранению всякого рода философских, и не только лишь философских обобщений и заблуждений, корень Философия XX века - Исторические образы которых в смешении правил разных «языковых игр». «У нас в голове неурядица относительно того, что может быть сказано о мире, и мы пытаемся прояснить эту неурядицу. Эта деятельность по прояснению и Философия XX века - Исторические образы есть философия… Философия есть борьба против зачаровывания нашего ума средствами нашего языка… Не отыскиваете смысл, отыскиваете употребление… Главный источник нашего непонимания в том, что мы не обозреваем потребления наших слов… Философия просто все предъявляет Философия XX века - Исторические образы нам, ничего не объясняя и не делая выводов. – Потому что все открыто взгляду, то нечего и разъяснять. Ведь нас интересует не то, что скрыто», - считает Витгенштейн. При всем этом те Философия XX века - Исторические образы либо другие «языковые игры», разные контексты использования слов и выражений подразумевают как свою базу и источник надлежащие «формы жизни». Равномерно антиметафизическая установка неопозитивизма смягчалась пониманием им и с учетом конкретно социокультурной обусловленности миропонимания и Философия XX века - Исторические образы зания. В предстоящем, на стадии постпозитивизма исследовательский энтузиазм его представителей (Карл Поппер, П.Фейерабенд) концентрируется на дилеммах роста научного познания, закономерностей развития науки как общественного института, ее социокультурных детерминант и воздействия на общество Философия XX века - Исторические образы, культуру и человека и т.д.

Как позитивизм во всех его модификациях самым конкретным образом представляет естественнонаучное крыло европейской культуры, выражая, соответственно, и миропонимание естественнонаучной и технической интеллигенции общества, так экзистенциализм со Философия XX века - Исторические образы собственной стороны – более полный репрезентант гуманитарного крыла европейской культуры, выразитель мировосприятия ее творцов и носителей. При всем этом развитие этих полярных на самом деле дела философских направлений не было Философия XX века - Исторические образы для их часто целью самой внутри себя. И те и другие показали себя в почти всех случаях сначала как субъекты масштабного общественного деяния. Так, многие представители позитивизма, в особенности неопозитивизма, были сначала выдающимися учеными, внесшими Философия XX века - Исторические образы большой вклад в арифметику, логику, физику. В особенности масштабна фигура Бертрана Рассела. Величавый математик и логик ХХ в., не дожил только два года до собственного столетия, четырежды женат, выдающийся публичный Философия XX века - Исторические образы деятель, активнейший боец за мир, ядерное разоружение, ко всему – и нобелевский лауреат по литературе. Так были отмечены примечательные литературные плюсы его работ, общественно-политических в том числе. То, что к середине ХХ в., времени Философия XX века - Исторические образы сотворения ЭВМ – этого подлинного чуда научно-технической мысли, логико-математическая база этой умопомрачительной техники была уже в полной готовности – большая награда и творцов неопозитивизма. В свою очередь, некие создатели Философия XX века - Исторические образы экзистенциальной философии массивно заявили себя в практике художественного творчества. Нобелевские премии по литературе получили Камю и Сартр за свои уже чисто художественные (естественно, и философски насыщенные) произведения. Восхитительными писателями были Мигель де Унамуно, Сент-Экзюпери Философия XX века - Исторические образы, С. де Бовуар, Г.О.Марсель.

Экзистенциализм – философия людского существования, - появился в 1-ой четверти ХХ в. Главные представители: во Франции уже упоминавшиеся Жан Поль Сартр (1905 - 1980), Альбер Камю (1913 - 1960), Габриель Марсель (1889 - 1973); в Германии Мартин Философия XX века - Исторические образы Хайдеггер (1889 - 1976), Карл Ясперс (1883 - 1969); в Испании Ортега-и-Гассет Хосе (1883 - 1955). В Рф еще ранее экзистенциальная проблематика стала, можно сказать, идеологическим стержнем творчества Ф.Достоевского, а в чисто философском плане ее удачно развивали Лев Философия XX века - Исторические образы Шестов (1866 - 1938) и Николай А.Бердяев (1874 - 1948).

«Неизреченно и лишено имени то, что составляет» тайну души моей, глас утробы моей. Таковой, к огорчению, очень ориентировочной цитатой из классика можно выразить главную, стержневую идею экзистенциализма Философия XX века - Исторические образы. В центре экзистенциальной философии человек в его уникальной неповторимости, во всей его животрепещущей и возможной бесконечности, неисчерпаемости, беспредельности. Экзистенциализм отторгает как несостоятельные в принципе претензии науки и естественнонаучного разума узнать и Философия XX века - Исторические образы найти человека, исчерпывающе раскрыть его природу и суть. Науке с ее неискоренимым объективизмом, только наружным рассмотрением предметов и явлений, ориентацией только на открытие и фиксацию инвариантного, общего, закономерного в их, труднодоступно человеческое бытие Философия XX века - Исторические образы как вначале личное, личное и неповторимое. Конкретно с этих позиций еще в XIX в. идеологический предшественник экзистенциализма, тоже, как и Шопенгауэр, непримиримый оппонент Гегеля, датский мыслитель Сёрен Кьеркегор (1813-1855) поднял мятеж против Философия XX века - Исторические образы гегелевского объективистского рационализма, безличного и всепроникающего мирового разума его философской системы, из поля зрения которой выпадает, по Кьеркегору, главный предмет – личное человеческое существование. Для Кьеркегора исполненный самолюбования Гегель и его философия это «ворона Философия XX века - Исторические образы и сыр, выпавший изо рта в момент приступа красноречия». Кьеркегор убежден, что вероятна только личная, «качественная» диалектика людского существования, включающая три стадии роста личности. Дон Жуан, покоритель дамских сердец Философия XX века - Исторические образы, не способный уже управлять своими страстями, нацеленными на все новые и новые чувственные удовольствия - олицетворение первой, эстетической стадии людской экзистенции. Безизбежно сопутствующие этому внутренняя неудовлетворенность и опустошенность души становятся экзистенциальной основой подъема личности на Философия XX века - Исторические образы этическую стадию. На ней уже не чувственные удовольствия ведут человека по жизни, а он сам подчиняет ее требованиям этического долга, определяет свое поведение кантовским категорическим императивом. Но только «подвиг веры» и Философия XX века - Исторические образы персональная встреча с Богом на базе разрыва со всем преходящеземным поднимает личность на ступень вечности, гарантируя сохранение и истинность ее экзистенции. В экзистенциализме существование противопоставляется сути как данность первичная данности вторичной. Смысл этого Философия XX века - Исторические образы основополагающего в экзистенциализме принципа «существование первично, суть вторична» в том, что для него нет никакой постоянной, вначале данной природы либо сути человека, и человек не запрограммирован от рождения быть конкретно таким Философия XX века - Исторические образы, а не кое-чем другим. «Экзистенция первична» – это означает, что человек поначалу рождается, существует, безпрерывно действуя, и при всем этом делает себя самого, свою суть, которая является уже итогом, результатом его Философия XX века - Исторические образы существования. Отсюда определения: экзистенция – «ничто», экзистенция – «свобода», т. е. изначальная неопределенность, незаданность сути человека. А раз так, экзистенция истолковывается как неограниченный веер способностей, выбирает меж которыми и реализует которые сам человек, беря на самого себя Философия XX века - Исторические образы всю ответственность за все, что он сам избрал, и не перекладывая ее ни на наружные, ни на внутренние «объективные» предпосылки и причины. В осознании экзистенции воплотились также некие важные Философия XX века - Исторические образы принципы гуссерлевской феноменологии. Ее предмет – описание сознания как смыслоконституирующей активности, которая в собственных предменых формах, объективациях «коституирует», порождает специфичное, «интенциональное» бытие, экстенсивное в пространственно-временном измерении, уникальное и неповторимое, лично, личностно окрашенное, возрастающее на «мнящих Философия XX века - Исторические образы интенциях» и своими объективациями «трансцендирующее», всегда перешагивающее границы телесной оболочки, био организации человека, соединяющее его Я и эти объективации нерасторжимой связью, не допускающей обычно для новоевропейской философии разделение на субъект и Философия XX века - Исторические образы объект. Отсюда и определение экзистенции в экзистенциализме как «трансценденции» и осознание человека как существа, что (по слову поэта) «ставит пред собой все новые и новые задачи». Это бытие – действие, смыслопорождающее Философия XX века - Исторические образы и смыслонаделяющее.

Экзистенциализм различает существование подлинное и неподлинное. Подлинное существование – это верность себе, собственной свободе и собственному выбору. Ничего не стоит правда, если за ней не стоит личное усилие, напряженное личное переживание и Философия XX века - Исторические образы поиск, готовность отстаивать ее хоть какой ценой, даже ценой своей жизни. Потому правда может быть только личной. Неподлинное существование - это измена собственному Я, собственной свободе, это анонимное, безликое, массовидное существование, рвение жить Философия XX века - Исторические образы как все, и мыслить и действовать так же. Экзистенциализм фиксирует сложную, трагическую диалектику связи человека и мира, сначала общественного. «Ад – это другие», - известное определение Сартра как нельзя лучше передает эту актуальную драму Философия XX века - Исторические образы людского существования, которое не может реализоваться вне взаимодействия с другими, меж тем как среда всегда наготове его поглотить, подавить, снивелировать. Экзистенциализм просит от человека оставаться человеком в всех ситуациях, не преобразовываться Философия XX века - Исторические образы самому в вещь и не становиться ею в чьих-либо руках. Потому экзистенциализм – это и протест и сразу достаточно полный диагноз современного глобализирующегося общества массовидной, космополитической культуры, стандартизирующей и нивелирующей людскую особенность Философия XX века - Исторические образы, ускоренной цвишенизации, разрушения в труху и крошево живоносных культурных традиций, в каком соц инженерия и технологии манипулирования составляют базу господства и управления.

В последнюю четверть XX в. в европейской философии появляется и Философия XX века - Исторические образы завоевывает существенное воздействие постмодернизм, смогший почти во всем довольно много выразить важные характеристики складывающейся в мире новейшей действительности. Его важные представители: Ж.Ф. Лиотар (р. 1924), Ж.Бодрийяр (р. 1929), Ж. Делез (1925-1995), Ж. Деррида (1930-2004).

Постмодернизм – это, сначала Философия XX века - Исторические образы, атака на логоцентризм. Это его знамя, это его боевой штандар. В логоцентризме как сущностной, сквозной и стержневой структуре всей европейской культуры он усматривает главный корень всех ее недочетов, смертных грехов Философия XX века - Исторические образы и пороков, ее уже, типо, проявившейся несостоятельности и неминуемой отреченности. Кажется, более грозного приговора европейской культуре еще никогда не произносилось. Имеется ввиду пронизывающая всю европейскую культуру, идущая еще от досократиков, а Философия XX века - Исторические образы у Гераклита получившая свое блестящее категориальное выражение в его бессмертном «Логосе»), основная культурная доминанта европейской культуры, - ее преимущественная установка на рацио, строгую научность, бесспорное и общезначимое познание, на беспристрастную правду. И конечно, предельным Философия XX века - Исторические образы, очень полным воплощением «логоцентризма» европейской культуры является современная новая техника, вся безпрерывно разрастающаяся вширь и ввысь мощная, уже без всяких оговорок глобальная техносфера и научное естествознание, оплодотворяющее и порождающее эту техносферу Философия XX века - Исторические образы.

Европейская культура репрессивна по собственной природе, и эта ее репрессивность – обычное и неминуемое следствие ее логоцентризма, - вот главное обвинение постмодернизма в адресок основанной в большей степени на рацио европейской культуры. Тезис о Философия XX века - Исторические образы репрессивности европейской культуры – не собственное «открытие» постмодернизма, а всходит к концепции воли к власти Ницше, по представлениям которого все окружающие объективации воли к власти и как таковое стремится подавлять и владычествовать. Как Философия XX века - Исторические образы следует, и основанная на логосе культура безпрерывно продуцирует, созидает, конструирует разнообразные, просто бессчетные миры смыслов, ценностей, структур и отношений, которые подчиняют, угнетают и порабощают свободный дух… Потому свою философию постмодернизм определяет как деконструкцию и Философия XX века - Исторические образы лицезреет ее задачку в «разборке», разрушении, деконструкции всех опирающихся на логос «означений», универсалий европейской культуры, создающих каркас ее целостности всех взаимосвязанных базовых категориальных противоположностей, «бинарных оппозиций»: добра и зла, правды Философия XX века - Исторические образы и заблуждения, мужского и дамского, возвышенного и низкого, красивого и отвратительного, справедливого и несправедливого, верха и низа, света и тьмы и т. д. «Деконструкция состоит не в переходе от 1-го понятия к другому, но в Философия XX века - Исторические образы переворачивании их концептуального порядка и в стремлении сделать его артикулированным…». Цель грамматологии - деконструкция всех означений, которые имеют своим источником Логос» (Ж. Деррида).

Постмодернизм обрисовывает действительность как текст, застывший в собственных «означаемых». Зоной Философия XX века - Исторические образы, свободной от давящего пресса нескончаемого ряда объективаций культуры является только фаза, предваряющая их окончательное оформление, фаза интенции – плана (на уровне еще «немой мысли»), его вынашивания, а потом и реализации. Это интервал Философия XX века - Исторические образы, в границах которого «означающее» еще только отыскивает, пробует отыскать предметную форму собственного выражения и, обретя, в конце концов, ее, преобразуется уже в «означаемое». Жива, заполненная творческой энергией и самодвижением действительность Философия XX века - Исторические образы, - это путь, фаза перевоплощения «означающего» в «означаемое». Переворачивая и выворачивая навыворот застывшие «окаменелости» культуры, постмодернизм желает оживить их, дать им новое дыхание, вдохнуть в их новейшую жизнь. В этом, вероятнее всего, и состоит Философия XX века - Исторические образы весь позитив постмодернистской философии, которую (в данном ее нюансе), видимо, допустимо интерпретировать как описание почти во всем нелегкого, но все же удачного процесса освоения и присвоения индивидумом умственного и духовного богатства, как скопленного уже Философия XX века - Исторические образы, так и животрепещуще продуцируемого культурой. Что все-таки касается тезиса о изначальной репрессивности культуры и необходимости реконструкции, разборки, разрушения и разложения ее объективаций, то этот тезис просит уже другой Философия XX века - Исторические образы трактовки. Он отлично вписывается в современный геополитический контекст с глобализацией как его основной, главной и сущностной особенностью. Можно согласиться, что любые объективации хоть какой культуры (и совсем не одной только «логоцентристской» европейской) просит если Философия XX века - Исторические образы не подчинения, то в любом случае не терпят полного игнорирования себя, в той либо другой мере принуждают считаться с собой. И постмодернизм – это удар по всем современным живительным культурным традициям, привязывающим индивидума Философия XX века - Исторические образы, его разум и сердечко к свом родным духовным и культурным истокам, и образующим последний суровый предел, последнюю преграду на пути полного торжества мондиалистской глобализации. Ведь она – поистине «всемирный тигель культуры», в каком должны Философия XX века - Исторические образы переплавиться, перевоплотиться в безликую однородную массу и смесь все наличные культурные традиции, чтоб на этой базе сформировывать соответственного человека – «гражданина мира», безродного космополита, не укорененного крепко нигде общественного атома, свободного Философия XX века - Исторические образы от всяких привязанностей и обязанностей перед породившей и взрастившей его культурой, его духовной родиной. Прекрасно работает на глобализацию философия, которая баюкает мещанина от культуры своим отрицанием ее универсалий, утверждениями от изжитости и Философия XX века - Исторические образы старомодности представлений о действительности через призму категорий всеобщности, единства и универсальности, о бытийной, онтологической самодостаточности всякой бытийной мелкости, всякого (пусть мимолетного и эфемерного) парадокса и явления реальности из нескончаемой их вереницы, о недопустимости Философия XX века - Исторические образы ставить вопрос о единстве этой броской и пестрой, нескончаемо различной действительности в то самое время как универсализм и всеединство в лице неолиберальной глобализации и мондиализма – это самая беспощадная, тривиальная и всеопределяющая действительность нынешнего Философия XX века - Исторические образы мира. Но если опровергнуть постомодернистский ужас перед типо неминуемой репрессивностью культуры на будущее, то тогда эту философию можно объяснить как верный диагноз, предчувствие и надежное пророчество жесткого глобального тоталитаризма Философия XX века - Исторические образы, которым будет увенчано и закреплено здание ускоренно возводимого «общечеловеческого всеединства». Отвергая и отбрасывая все фундаментальные «бинарные оппозиции» культуры, постмодернизм сводит философию (в ее положительном нюансе) к свободному, ничем не ограниченному «творчеству концептов Философия XX века - Исторические образы», если прибегнуть к терминологии позднего Гуссерля, «конституированию интенциональных предметов». Это мышление умственного коллажа, в том числе и случайного цитирования, свободного заимствования и по желанию и прихоти создателя комбинирования умственного материала из различных сфер Философия XX века - Исторические образы, эпох и традиций. В итоге философия преобразуется в изготовка и плетение словес, словес хитроумных, прячущихся, скрывающих свое содержание, семантики зыбучей, текучей, мерцающей, убегающих ясности, определенности и четкости. В постмодернизме, который отторгает саму Философия XX века - Исторические образы идею единства как типо стопроцентно себя исчерпавшую и концентрируют все свое внимание на самом деле дела на пестром хаосе обыденности, добивается собственного апогея та «космическая непочтительность», о которой гласил Б.Рассел как Философия XX века - Исторические образы о более тревожной и небезопасной тенденции современной европейской культуры. Это культура общества, в каком политическая вертикаль, делая упор на вертикаль естественнонаучную, взметнулась в предельные для нее высоты мондиалиазма, духовная же – провалилась Философия XX века - Исторические образы в соц подполье, в аксиологический антимир. Грустна судьба мировой культуры, которой уготована участь быть «реформированной», переделанной, «обновленной» по такому эталону.


Св. план 2005, поз. 63


Учебное пособие


Габрусь Иван Федорович


^ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ

ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ


Учебно-методическое пособие Философия XX века - Исторические образы

для студентов, магистрантов и аспирантов БГУИР


Редактор Т.Н.Крюкова


Подписано в печать Формат 60х84 1/16.

Бумага Печать Усл.печ.л.

Уч.-изд.л. Тираж 500 экз. Заказ


Издатель и полиграфическое выполнение: Учреждение образования

«Белорусский муниципальный институт информатики Философия XX века - Исторические образы и радиоэлектроники»

Лицензия на воплощение издательской деятельности №02330/0056964 от 01.04.2004.

Лицензия на воплощение полиграфической деятельности №02330/0133108 от 30.04.2004.

220013, Минск, П.Бровки, 6.

filosofskie-strategii-v-issledovanii-soznaniya.html
filosofskie-ucheniya-n-kuzanskogo-dzh-bruno-g-galileya.html
filosofskie-vozzreniya-aristotelya.html